Этрусская мифология

Спорность и невыясненность энтогенеза этрусков препятствует определению обстоятельств и времени формирования мифологии народа. Сравнение ее с миф. др. древ. народов позволяет с достаточ. уверенностью утверждать, что истоки Э. м. уходят в обл. эгейско-анатолийского мира, откуда, согласно господствов. в древности мнению (впервые у Геродота), прибыли предки этруссков — тиррены и пеласги. Восточный чертами Э. м. явл. наличие в ней представл. о сакральном характере царской власти, религ. атрибуты — двойной топор, трон и др., сложная космогонич. система, во мн. близкая космогонии Египта и Вавилонии. В ходе соприкосновения этрусков с греч. колонистами в Италии и на прилегающих островах происходило отожд. древнейших этрусских богов с олимпийскими богами, заимствование этрусками греч. мифов и их переосмысление в духе собств. религ. и политич. идеологии.
Вселенная представлялась этрусскам в виде трехступенч. храма, в котором верх. ступень соответственно небу, средняя — земной поверхности, нижняя — подземному царству. Вообра-жаемый параллелизм между этими тремя структурами позволял по расположению светил в верхней — видимой— предсказывать судьбу человеч. рода, народа и каждого индивидуума. Нижняя — невидимая и недоступная живому человеку структура — считалась обиталищем подзем. богов и демонов, царством мертвых. В представл. этрусков средняя и нижняя структуры соед. ходами в виде разломов в земной коре, по которым спускались души мертвых. Подобия таких разломов в виде ямы (mundus) сооружались в каждом этрусском городе для принесения жертв подземным богам и душам предков. Наряду с представл. о делении мира по вертикали существовало представл. о горизонтал. делении на четыре стороны света; при этом в западный часть помещали злых богов и демонов, в восточный — добрых.
Этрусский пантеон включает мн-во богов, в большинстве случаев известных лишь по именам и месту, занимаемому каждым из них на модели гадательной печени из Пьяченцы.
В отличие от греч. миф., Э. м., как правило, не имела мифов о браках богов и их родстве. Объед. богов в триады и двоицы, где оно зафиксировано в источ., обосновывалось их местом в религ. иерархии. К древнейшим религ. представл. эгейcко-анатолийского мира восходит этрусская концепция богов, передающих свою волю с помощью молний. К их числу относился Тин, отожд. с греч. Зевсом и рим. Юпитером. Как бог неба, бог- громовержец Тин повелевал тремя пучками молний. Первым из них он мог предостерегать людей, вторым — пользовался, лишь посоветовавшись с двенадцатью др. богами, третьим — самым страшным — карал, лишь получив согласие избранных богов. Таким образом, Тин, в отличие от Зевса, первонач. мыслился не царем богов, а лишь главой их совета, представл. по образцу совета глав этрусских государство Богиня Туран, имя которой означало «подательница», считалась владычицей всего живого и отожд. с Афродитой. Греч. Гере и рим. Юноне соответственно богиня Уни, почитавш. во мн. городах как покровительница царской власти. Вместе с Тином и Уни в основанном этрусками в кон. 6 в. до н.э. Капитолийском храме в Риме почиталась Менрва (рим. Минерва), покровит. ремесел и ремесленников. Эти три божества составили этрусскую триаду, которой соответственно рим. триада: Юпитер, Юнона, Минерва. Бог Аплу, отожд. с греч. Аполлоном, первонач. воспринимался этрусками как бог, охраняющий людей, их стада и посевы. Бог Турмс, соответственно греч. Гермесу, считался божеством преисподней, проводником душ умерших. Греч. богу Гефесту — хозяину подземного огня и кузнецу, соответственно этрусский Сефланс. Он участник сцены, изображ. наказание Уни по приказу Тина. В г. Популонии Сефланс почитался под им. Велханс (отсюда рим. Вулкан). Судя по мн. изображ. на зеркалах, геммах, монетах, видное место занимал бог Нефунс. У него характерные атрибуты мор. божества — трезубец, якорь. Среди этрусских божеств растительности и плодородия наиболее популярен был Фуфлунс, соответственно Дионису-Вакху в греч. миф. и Сильвану в рим. Культ Фуфлунса носил оргиастич. характер и был в Италии более древ., чем почитание Диониса-Вакха. Сакральное объед. государство с центром в Вольсиниях обусловило выделение гл. божества этого г. Вольтумна (римляне именовали его Вертумном). Иногда его изображали злокозн. чудовищем, иногда в качестве божества растительности неопредел. пола, иногда в виде воина. Эти облики, возможно, отражали стадии трансформации локального хтонич. божества в «гл. боге Этрурии», как его называет Варрон. К числу богов «небесной долины» этруски относили Сатре, полагая, что он, как и Тин, может поражать молниями. С богом Сатре было связано космогонич. учение и представл. о золотом веке — грядущей эпохе изобилия, всеобщего равенства (что соответственно представл. о рим. Сатурне). Богом италийского происхожд. был Марис (рим. Марс). В одной из своих функций он был покровителем растительности, в другой — войны. Из италийской миф. этрусками был воспринят Майус — хтонич. божество растительности. Этруски почитали бога Селванса, впослед. воспринятого римлянами под им. Сильван. Владыками подземного царства были Аита и Ферсифай (соответственно греч. богам Аиду и Персефоне). Вполне вероятно, что некоторые имена этрусских жен. божеств были первонач. эпитетами великой богини-матери, указывающими на определенные ее функции — мудрость, искусство и др.
Наряду с культом богов у этрусков существовал культ злых и добрых демонов. Их изображ. сохран. на зеркалах и фресках погребал. склепов. Звериные черты в иконографии демонов позволяют предполагать в них первонач. свящ. животных, оттесненных на задний план по мере выделения антропоморфных богов. Демоны нередко изображ. в качестве спутников и слуг богов. Демон смерти Хару (Харун) больше, чем родств. ему греч. первозчик душ умерших Харон, сохранил черты самостоят. божества. На более ранних памятниках Хару — зловещий и молчаливый свидетель смертных мук, затем вестник смерти и, наконец, под влиянием греч. миф. — проводник душ в подзем. царстве, узурпировавший эту роль у Турмса (греч. Гермеса). Много общего имел с Хару Тухулка, в облике которого соед. человеч. и звериные черты. Хару и Тухулка часто изображ. вместе как свидетели или исполнители воли богов преисподней. Из культа божеств. мн-ва демонов- лазов (рим. лары) выделилось демонич. существо Лаза. Это юная обнаж. женщина с крыльями за спиной. На зеркалах и урнах она изображ. участницей сцен любовного содержания. Ее атрибутами были зеркало, таблички с грифелем, цветы. Значение встреч. в надписях эпитетов Лазы: Еван, Альпан, Млакус — остается невыясн. По аналогии с рим. ларами можно предполагать, что лазы были добрыми божествами, покровителями дома и домаш. очага. Демонич. множеством были маны (рим. маны) — добрые и злые демоны. К демонам загробного мира относилась Ванф.
Этрусское изобразит. искусство сохранило мн. мифы, извест-ные из греч. миф. Этрусские художники отдавали предпочтение сюжетам, связанным с жертвоприношениями, кровавыми схватками. Фрески этрусских гробниц зачастую представляют собой изображ. замкнутых циклов сцен смерти, путешествия в загробное царство и суда над душами умерших.

Нравится
Просмотров: 819