Хеттская мифология

Мировая мифология, мифы всех стран мира: Хеттская мифология
Миф. населения Хеттского царства (Древнего, 18 — 16 вв. до н.э., Среднего, 15 в. до н.э., и Нового, 14 — 13 вв. до н.э.; которое существовало на терр. М. Азии, состояло из трех основных обл.: страны хатти — хеттов в северный и цент. части М. Азии, Лувии — на Ю.-З. М. Азии и Палы — на С.-В.). Древнейшим слоем Х. м. явл. мифология хатти (протохеттов), оказавшая существ. влия-ние на хеттские миф. воззрения. Видимо, язык хатти 3-го тыс. до н.э. близкородствен северный-западный кавказским (абхазо-адыгским) яз. и имеет черты, общие с северный-восточный-кавказскими (нахско-дагестанскими) яз., что позволяет проводить параллели между обозначениями сходных понятий в хаттском и соответственно кавказских яз. Ко 2-ому тыс. до н.э. язык хатти сохранялся лишь в качестве свящ. На основании документов из архива столицы Хеттского царства Хатусаса (совр. Богазкей) можно составить достаточ. полное представление о миф. хатти. Гл. богами явл. бог солнца Эстан (хетт. Истанус), Вурунсему (богиня солнца г. Аринна), ее дочь — солнеч. божество Мецулла, богиня Каттахцифури («царица богиня», хетт. Камрусепа), бог-кузнец Хасамили (Хасамиль), бог престола Хальмасуит, бог-пастух Хапантали, бог плодородия Телепину (хетт. Телепинус), покровит. Хаттусаса воинств. богиня Инара, божест-ва подзем. мира Лельвани и пара Иштутштайя и Папайя, богиня зерна Каит, охраняющий дворец Цилипури, божество луны Кашку, бог-щит Цитхарийя, Тару (Сару) — бог грозы, отец Мецуллы и супруг Вурунсему, Куду-или («душа») и др. Важнейшие мифы (известны по хаттским и хеттским текстам) — о строительстве храма Эстана в свящ. г. Лахцан, об исчезновении и возвращении Телепину, о лунном затмении, описыв. как падение с неба Кашку, которого возвращает Каттахцифури-Камрусепа. К неолитич. культуре Чатал-Хююка возводятся хаттские обряды поклонения пчеле (пчела активно участвует в поисках Телепину), леопарду (который, как и лев, явл., в частн., зооморфным символом хеттского царя), похоронные обряды, связанные с мышью. Особую соц. значимость имел цикл мифов и обрядов, связанных с Хальмасуитом и Цилипури.
Согласно мифу, боги, распределяя земли, дали Хаттусас хаттскому царю. Эти представл. были целиком восприняты хеттами в эпоху хаттско-хеттского двуязычия и культурного сосуществ. (около кон. 3-го тыс. до н.э.). Хаттским влиянием объясняются также хеттские миф. представления о языке богов и людей: согласно двуязыч. хаттско-хеттским текстам, одно и то же божество по-разному называлось «среди богов» и «среди людей» (типологич. параллели обнаруживаются в широком круге др.-восточный (в т.ч. егип. и инд.), др.- европ. (др.-исланд.) и восточный-евраз. (айнской) традиций).
Наряду с хеттским слоем выделяется группа древнейших индоевроп. богов, связанных с первой столицей хеттов
г. Неса (Канес): бог-защитник Пирва, бог дня Сиват, Тархнут («могущественный», эпитет бога грозы), Сиу-Суммис («бог-наш», упомин. в надписи царя Аниттаса), бог луны Арма и др. Из мифов индоевроп. происхожд. следует отметить миф о рожд. 30 сыновей и 30 дочерей царицей Несы. Царица, посадив сыновей в горшки с нечистотами, пустила их плыть по реке, а дочерей вырастила. Река принесла сыновей к г. Цальпа, где их спасли боги. Выросши, они возвращаются в Несу и, не узнав сестер, вступают с ними в кровесмесит. брак. В индоевроп. миф. параллель ему составляет др.-ирланд. рассказ о братьях-близнецах по имени Финдеамна, которых сестра уговорила вступить с ней в брач. связь, индоиран. миф о близнецах (Яме-Йиме и его сестре). К индоевроп. традиции восходят, постровидимому, такие обрядовые тексты, как песня Пирве, описания царского похоронного ритуала, имеющие близкие соответственно в др. индоевроп., в частн., инд. (в «Атхарваведе») и греч. (у Гомера) ритуалах.
Ответвления той же индоевроп. анатолийской миф. традиции представляют собой лувийская и палайская миф., в некоторых отношениях они ближе к исходной анатолийской, чем собственно хеттская. Палайская миф., как и хеттская, испытала значит. влияние хаттской; мн. хаттские божества, в частн., Каттахцифури, почитались палайцами под их хаттскими именами. Лишь в немн. палайских текстах можно предполагать след индоевроп. миф. представлений (например, в гимне солнцу, связыв., как и в хеттской и инд. традициях, с морем). Лувийская миф. вместе с тем испытала ранние влияния соседствовавших с пралувийцами семитов и особенно хурритов. В новохеттский период, когда культурный центр страны сместился в южный обл. с лувий-ским и хурритским населением, в хеттский пантеон был включен ряд лувийских богов, в частн., боги войны (вооруж. луком) Ярри, Санда (позднее был включен и в мест-ные греч. пантеоны).
С эпохи Среднехеттского царства в состав хеттского пантеона начинают включ. хурритские боги. Из них в новохеттский период особую роль приобретает Шавушка (Иштар); в поздних текстах (молитва царицы Пудухепы) она отожд. с др.-хеттской (по происхожд. — хаттской: Вурунсему) богиней солнца г. Аринны.
Период Нового царства характеризуется развитием религ. синкретизма; в результате контаминации хеттских и хурритских миф. представлений возникает хурритская интерпретация др.-хеттского пантеона. Писцы-богословы не огранич. перечислением «1000 богов», составляющих, согласно текстам (в частн., гос. договорам), хеттский пантеон, но и устанавливают между ними классификац. связи, отожд. богов, имеющих сходные функции (например, богов грозы). Две основные группы богов офиц. пантеона хурритские по происхожд. Первую возгл. бог грозы Тешуб со свитой: его брат и помощник в сраж. Ташмишу, побежд. Тешубом Кумарби, бог луны Кужух, бог солнца Шимеги (Шимиге), Астаби (Аштаби), быки Тешуба Сери (Шери, «вечер-ночь») и Хурри («восход»), горы Намни и Хаззи и др. Др. группа включает супругу Тешуба Хебат, ее сына Шаррума, дочерей Алланцу (Алланзу) и Хунзишалли, служанку Дарру-Дакиту, божеств судьбы Хутена-Хутеллура (Худены- Худеллуры), Аллани («госпожа»), Шавушку, ее служительниц Нинатту и Куитту, Кубабу и ряд др. жен. божеств. Обе группы изображены на рельефах святилища Язылыкая близ совр. Богазкея.
В составе «1000 богов» Хеттского царства наряду с хаттскими, др.-хеттскими, несийскими, хурритскими и немно- гочисл. лувийскими богами выделяются персониф. воплощения стихий (скорее всего архаич. хеттские, в позднейшее время сближавш. с хурритскими). Использование нарицат. существительных как имен богов — характерная особенность индоевроп. миф., в т.ч. рим. и индоиран.; аналог. божества, например, Доля, Правда, имеются и в славян. миф. В конце перечислений богов пантеона помещались боги изгоев — людей хабиру (постровидимому, наименов. ряда др.-ханаанейских племен) и лулахи (слово хурритского происхожд., связанное с восточный-кавказским обозначением мужа, невольника).
Характерный для новохеттск. времени религ. синкретизм проявл. также в отнесении одного миф. сюжета к разным богам. Миф о божестве, которое исчезает, унося с собой плодородие, а потом (после долгих поисков, предпринятых богами) возвращается (вызывая восстановл. плодородия), связывается с Телепинусом, богами солнца, грозы, богиней Инарой, богиней Анцили (в последнем случае миф приурочен к избавлению от страданий во время родов). В числе др. повторяющ. сюжетных схем, не зависящих от конкретных действующих лиц, — мотивы смены поколений богов (царствующего на небесах Алалу свергает Ану; Кумбари изгоняет Ану; Тешуб побеждает Кумбари, бога-хранителя, героя по имени Серебро, унесения светил с неба (например, Аруной солнца, Серебром солнца и луны), сва-товства к богу (например, Телепинуса, Кумбари к дочери Аруны).

Нравится
Просмотров: 1101