Скифо-сарматская мифология

Миф. ски-фов — ираноязыч. народа, населявш. в 1-м тыс. до н.э. степи Северный Причерноморья, известна крайне фрагментарно (сообщения антич. авторов, иконографич. источ.). Вследствие этого одни исследователи отрицают существование у скифов развитой миф., другие же, несмотря на скудность данных, видят в скифской мифологии (С. м.) сравнит. развитую стройную систему, поддающ. изучению. Однако характер источ. допускает восстановление лишь сугубо статич. картины. В С. м. выявл. черты значит. сходства с миф. др.-иран. и (шире) индоиран. народов. Видимо, основной арсенал сюжетов и образов восходит к периоду индоиран. единства. Наиболее вероятно, что складывание С. м. завершилось в первые века 1-го тыс. до н.э., в ходе слияния этнич. групп, пришедших в Причерноморье с востока, и местного населения — киммерийцев, которые, наиболее вероятно, также были ираноязычны.
Наиболее важным источ. по объему сведений и по степени их достоверности явл. IV книга «Истории» Геродота, где приведены данные о структуре скиф. пантеона и рассказаны две версии так называемый легенды о происхожд. скифов — единств. скиф. мифа, дошедшего до нас в более или менее развернутом виде. Еще одна редакция того же мифа сохранена Диодором Сицилийским, а фрагменты, не отраж. в др. версиях, имеются в поэме «Аргонавтика» рим. поэта 1 в. Валерия Флакка и в греч. надписи, место находки которой неизвестно. Отдельные фрагменты скифских мифов встречаются также в соч. Страбона, Плиния Старшего, Элиана и др. Методика использования иконографич. материалов для реконструкции С. м. остается дискуссионной. Одни исследователи видят в зооморфных образах, преобладающих в скифском искусстве, изображ. богов, имеющих звериный облик, другие трактуют их как символы богов, не связан. с представлением об их внешности, третьи полагают, что семантика скиф. зверинного стиля связана с магией и не имеет прямого отношения к содерж. мифов и к составу пантеона. Более важны антропоморфные изображ., в т.ч. многофигурные сюжетные композиции греч. работы; содержание некоторых из них прямо перекликается с извест. фрагментами скиф. мифов.
В состав пантеона, по данным Геродота, входило семь божеств, что отражает древ. индоиран. традицию. На высшей ступени иерархии находится Табити, на сред- ней — Папай и Апи, на низшей — Ойтосир (Гойтосир), Аргимпаса (Артимпаса) и два божества, скиф. имена которых Геродотом не названы. Все эти боги отожд. у Геродота соответственно с Гестией, Зевсом и Геей, Аполлоном, Афродитой Уранией, Гераклом и Аресом. Согласно Геродоту, самое могуществ. и многочисл. из скифских племен — т. н. скифы царские — поклонялось и Посейдону, который у них именов. Тагимасад (Тамимасад).
Табити рассматр. рядом исследователей как жен. божество домаш. очага. Однако ее можно трактовать и как божество огня во всех его проявл., а ее главенство в С. м. — как отражение индоиран. традиции поклонения огню как высшему началу. У скифов существовало представление о множеств. природе Табити или о мн. ее воплощениях: высшей клятвой у них была клятва «царскими Гестиями». Табити именов. «царицей скифов», но происхожд. и значение этого «титула» исследователи трактуют по-разному. Несомненна, однако, тесная связь этого божества с сакральным институтом цар- ской власти. Считается, что Табити изображена на золотых бляшках из курагана Чертомлык (рядом с богиней — алтарь с горящим огнем и скиф с сосудом в руке) и на некоторых др. памятниках. Божества ср. и отчасти низшего уровня фигурируют и в так называемый легенде о происхожд. скифов. Наиболее полно этот миф изложен Геродотом в первой версии. В необит. земле, позднее получившей назв. Скифия, от брака Зевса и дочери Борисфена (Днепра) рожд. первый человек — Таргитай. Три его сына становятся родонач. различ. частей скиф. народа: от старшего — Липоксая — происходят авхаты, от ср. — Арпоксая — катиары и траспии, от младшего — Колаксая — паралаты. При сыновьях Таргитая с неба падают золотые предметы — плуг с ярмом, секира и чаша. При попытке двух старших братьев приблизиться к ним золото воспламен., но с приближением младшего огонь гаснет, и Колаксай овладевает свящ. атрибутами. Это восприним. как знамение. Колаксай и его потомство становятся владыками Скифии. Колаксай делит Скифию на три царства между своими сыновьями, причем в наибольшем из них хранится свящ. золото, которому скиф. цари ежегодно приносят жертвы. С этими реликвиями связан, согласно Геродоту, какой-то ритуал, воспроизвод. на ежегодном скиф. празднике: человек, заснувший с ними под открытым небом, менее чем через год неизбежно умирал. На оставш. срок жизни ему давалось столько земли, сколько он объезжал за день верхом. По Диодору, супругой Зевса становится рожд. землей дева, имеющая ниже пояса змеиное тело. Среди потомков их сына Скифа названы братья — Пал и Нап, родонач. и эпонимы двух ветвей скифов. У Валерия Флакка божество, от которого ведется миф. генеалогия, имен. Юпитером, а его супруга характеризуется как нимфа с «полузвериным телом и двумя змеями» и отожд. с антич. Герой. Сын их носит имя Колакс. Иначе излагается этот миф во второй геродотовой и в эпиграфич. версиях. Гл. действую-щее лицо, отожд. с Гераклом, приходит в Скифию после совершения ряда подвигов. По Геродоту, утомлен. герой засыпает, и в это время у него пропадают лошади. Отправивш. на поиски, Геракл обнаруживает пещеру, в которой обитает фантастич. существо — полуженщина-змея. Она сообщает, что лошади похищены ею, и соглаш. вернуть их лишь при условии, что герой вступит с ней в брачную связь. От этого союза рожд. три сына — Агафирс, Гелон и Скиф, родонач. одноим. народов, обитавших в Причерноморье. Геракл, уходя из Скифии, оставляет супруге один из двух своих луков и пояс с прикрепл. к нему чашей и ставит условие, чтобы по достижении сыновьями зрелости они попытались натянуть этот лук и опоясаться этим поясом. Он наказывает сделать владыкой Скифии того, кто сумеет выполнить это задание, и изгнать из страны остальных. Победителем в этом испытании становится младший брат Скиф, от которого ведут свой род скиф. цари. Согласно эпиграфич. версии, придя в Скифию, Геракл побеждает в борьбе Аракса (божество одноим. реки, скорее всего — Волги) и вступает в брак с его дочерью Эхидной. От этого брака рожд. Агафирс и Скиф.
Зевс-Юпитер, фигурирующий в некоторых редакциях, видимо, тожд. Папаю-Зевсу, входящ. в скиф. пантеон, тем более что имя Папай большинством исследоват. трактуется как «отец», то есть соответственно той роли прародителя, которую этот персонаж играет в миф. генеалогии. Во второй геродотовой и эпиграфич. версиях он не фигурирует, но в известной мере подразумевается, поскольку в гл. роли здесь выступает Геракл — согласно антич. традиции, сын Зевса. Супруга Папая-Зевса в разных версиях мифа характеризуется различно; если суммировать эти данные, то она предстает в качестве божества, связанного с земной и водной стихиями, что позволяет отожд. ее с богиней Апи. Апи, по Геродоту, — тоже супруга Папая-Зевса и связана с водой (ее имя возводится к иран. корню со значением «вода») и землей (Геродот отожд. ее с Геей, то есть Землей). Видимо, это хтонич. божест-во, воплощение ниж. мира (что подтвержд. ее змеевидным обликом), и в то же время порождающая стихия (она — прародит. скифов и тожд. антич. Гере). Супруг этой богини Папай должен, видимо, трактоваться как божество неба: брак неба как муж. начала с землей как началом жен. — общеиндоевроп. миф. мотив.
Рожд. от этого союза персонаж, носящий в сохранивш. версиях мифа имена Таргитай, Геракл или Скиф, тожд., скорее всего, Гераклу, включ. Геродотом в скиф. пантеон. Рассказ о его приходе в Скифию, заменяющий в некоторых редакциях повествование о его рожд., трактуется как отражение в мифе факта участия в скиф. этногенезе пришлого компонента. Существенно, однако, что мотив прихода представлен в наиболее эллинизов. версиях, где скиф. персонаж отожд. с греч. героем и где события скиф. мифа включены в контекст биографии последнего. В таких условиях логика повествования требовала замены мотива рожд. мотивом прихода извне. В С. м. этот персонаж имеет двойную природу: он и первый человек, и божество, входящее в пантеон. Возможно, акт его рожд. трактовался в Скифии как следующая стадия космогенеза: происхожд. ср. зоны космоса — мира людей, персониф. которого мог мыслиться этот бог. В некоторых версиях есть указания на мотив борьбы этого персонажа с хтонич. силами (победа над Араксом и др.), то есть в данном образе ощущаются черты культурного героя. С этим же сюжетом связан, видимо, рассказ Страбона о Геракле, помогающем богине, обитающей в пещере, победить каких-то гигантов. В богине можно узнать супругу скиф. Геракла, какой ее описывает вторая геродотова версия генеалогич. мифа.

По данным геродотовой и эпиграфич. версий, супруга героя — порожд. водной стихии (дочь Аракса), связана с землей (обитает в пещере) и имеет полузмеиный облик. Ее характеристика, таким образом, тожд. характеристике жен. персонажа преды-дущего поколения скиф. миф. генеалогии. Скорее всего, в обеих ролях (матери и супруги Таргитая-Геракла) выступает одна и та же богиня. Видимо, в скиф. мифе имелся плохо понятый антич. авторами, но присущий иран. миф. мотив инцеста первого человека с собств. матерью, богиней земли (совершенно тожд. скиф. схеме зороастрийского мифа о Гайомарте и его матери Спандармат).
По скиф. мифу, Таргитай-Геракл — отец трех или двух сыновей (в версии Флакка этот мотив прямо не выражен, но легко реконструир.). Имена трех братьев из первой геродотовой версии — Липоксай, Арпоксай и Колаксай — имеют во второй части слова общий элемент, передающий иран. «владыка, царь», а в первой части, согласно наиболее аргументир. толкованию, содержат корни, имеющие значение соответственно «гора», «глубь» и «солнце». В мифе о трех братьях, таким образом, моделируется трехчленная по вертикали структура мира, включ. верхний мир (небо, солнце), нижний мир (земную и водную глубь) и горы как средний, связующий их элемент. Эта структура соотносится с различ. трехчленными структурами, присущими соц. и политич. организации скиф. общества: с институтом трех царей, правящих Скифией, с наличием среди жрецов-гадателей трех главных, с сословно- кастовой стратификацией. «Роды» паралатов, авхатов и катиаров и траспиев, ведущие свое происхожд. от трех братьев, одни исследователи трактуют как различ. скиф. племена, другие — как соц. категории (касты). То же относится к палам и напам в версии Диодора. Соответственно содержанием этой части мифа явл. этиология либо этноплеменной, либо сословно-кастовой структуры скиф. общества. Мотив ритуал. испытания братьев при первом толковании призван обосновать политич. господство одного из племен, при втором — соц. иерархию скиф. общества, близкую той, которая известна у др. индоиран. народов. Фигурирующие в испытании священные атрибуты соотносятся с этими соц. категориями: плуг с ярмом символизирует земледельцев и скотоводов, секира — воинов, чаша как инструмент жертвоприношения — жрецов. Испытание, описанное во второй геродотовой версии, носит ярко выраженный «профессион.» характер, то есть призвано определить, кто из братьев явл. представителем воен. сословия; именно ему вручается власть над Скифией. Поэтому, скорее всего, данная версия повествовала о происхожд. сословной иерархии в скиф. обществе. Существует гипотеза, что миф об этом испытании представлен на ритуал. сосудах из скиф. курганов: на сосуде из Куль-обы изображ. последствия попытки каждого из братьев натянуть отцовский лук, а на сосуде из Частых курганов — вручение младшему из сыновей отцовского лука как символа власти и изгнание двух старших. Имеется в источ. и указание на цветовой символизм соц. групп (связь белого цвета со жречеством, красного — с воинами). Ежегодный праздник, связан. с почита-нием упавших с неба атрибутов, прежде всего, постровидимому, подчеркивал богоданный характер царской власти и соц. организации скифов. Возведение в эллинизиров. версиях мифа к трем (двум) братьям трех (двух) неродств. народов следует, скорее всего, трактовать как следствие греч. обработки. У Валерия Флакка упомин. сражение между Колаксом и Апром, тождеств., видимо, Колаксаю и Арпоксаю из рассказа Геродота, и гибель Колакса. Это служит косвенным указанием на существование в скиф. мифе мотива борьбы между сопернич. братьями и убийства победителя-младшего. (Можно полагать, что этот мотив представлен, например, на гребне из кургана Солоха).
Об остальных божествах скиф. пантеона известно очень мало. Имя Ойтосир (Гойтосир) не имеет общепринятой иран. этимологии. Единств. основание для интерпретации этого персонажа — отожд. его с Аполлоном — заставляет большинство исследователей видеть в нем солярное божество. Что касается Аргимпасы (Артимпасы), то исследователи, принимающие второе из приведенных чтений ее имени, отожд. ее с иран. Арти. По данным антич. авторов, с культом этой богини связан институт скиф. женоподобных гадателей-энареев. Скиф. имя божества, отожд. Геродотом с эллин. Аресом, не известно, но имеются более или менее подробные сведения о форме его культа. Геродот описывает посвящ. ему огромные алтари-жертвенники из хвороста. На вершине алтаря водружался старинный железный меч-акинак, служивший символом божества. Ему ежегодно приносили в жертву лошадей, рогатый скот и каждого сотого пленника. Это явно воен. божество. Почитаемый только скифами царскими Тагимасад отожд. Геродотом с Посейдоном. Не вполне ясно, какая сторона образа эллин. божества послужила причиной для такого отожд.: связь его с мор. стихией или его функции покровителя коневодства (последняя значит. ближе к скиф. образу жизни).
По Геродоту, Скифия имеет форму правильного квадрата, что отражает, видимо, космологич. представл., поскольку квадрат есть одна из простейших реализаций идеи организов., упорядоч. пространства. Сходные представл. присущи др.-инд. и зороастрийским космологич. представл. Южный границей «скиф. квадрата» явл. море, а северный — миф. Рипейские горы, достигающие, по утвержд. некоторых авторов, небес.
Все крупные реки Скифии текут с С. на Ю., отчего страна мыслится имеющей наклон к Ю., от гор к морю. Это представл. служит инструментом для согласования горизонтал. и вертикал. космологич. моделей путем отождествления понятий верх — горы — С. и низ — море — Ю. У подножия Рипейских гор обитает справедливейший народ — аргиппеи, а за горами, у Северный моря — обитель блаженных гипербореев. Пространство получает здесь качественно неоднородную характеристику: северный сторона воспринимается как носительница положит. качеств. Доступ в страну блаженных затруднен тем, что путь туда лежит через обл. обитания одноглазых людей — аримаспов и стерегущих золото грифов.
Мифология сарматов. С 4 — 3 вв. до н. э. скифов с В. начинают теснить племена сарматов, родств. обитавшим в скиф. время за Доном савроматам. По легенде, рассказан. Геродотом, савроматы произошли от союза юношей из племени скифов царских с амазонками. В этом мотиве принято видеть отраж. высокого положения женщин в сарматском обществе. К рубежу н.э. сарматы заняли все причерноморские степи. О миф. этого народа известно еще меньше, чем о скиф. Краткие указания древ. авторов в сочетании с особенностями погребал. ритуала позволяют считать, что сарматы, как и скифы, выше всего почитали огонь. Аммиан Марцеллин сообщает об аланах, одном из сильнейших и наиболее долго фигурировавших на ист. арене сарматских племен, что они поклоняются Марсу в облике меча, который вонзают в землю. Этот обычай очень близок к культу скиф. Ареса. Антропоморфные мотивы в сарматском искусстве крайне редки и не позволяют рекон- струир. стоящие за ними мифы (например, найденная в Ниж. Поволжье золотая бляха с изображ. человека, борющегося с хищником кошач. породы; по содержанию она близка распростр. у скифов изображ. борьбы Геракла со львом). В некоторых сарматских комплексах найдены изделия ср.-азиат. торевтов, украшен. сюжетными композициями, что позволяет предполагать близость верований ср.-азиат. народов и сарматов.

Нравится
Просмотров: 845