Дравидская мифология

Мировая мифология, мифы всех стран мира: Дравидская мифология
Миф. населяющих Индию дравид. народов (тамилов, малаяльцев, телугу, каннара и др.). Собственно о Д. м. можно говорить в связи с дравид., точнее протодравид., этносом в эпоху, предшествующую становлению индуизма, и в настоящее время — в связи с архаич. миф. представлениями, сохранивш. на уровне сел. жизни и у сравнительно отсталых, не имеющих письменности, дравид. племен. Именно они сохраняют еще самобытные космогонич. и этиологич. мифы, в которых гл. роль играет богиня- созидательница, богиня-мать. Могут быть прослежены также отголоски мифов о потопе и некой прародине дравидов, покинутой ими в незапамятные времена (в некоторых легендах отожд. с затонувшим материком Лемурией, или Гондваной).
Д. м. оказала влияние на индуист. миф. традицию, которая вобрала в себя и переработала множество дравид. представлений, но одновременно в значит. мере подчинила себе Д. м. В письменной культуре дравидов господствуют индуист. космологич. и этиологич. представления, но и бесписьмен. народы мн. заимствуют из санскритской культуры (часто довольно своеобразно: например, у некоторых из них в качестве демиурга выступает Бхимасена — Бхима др.-инд. эпоса). В свою очередь на Д. м. оказали влияние представления аборигенных племен (прежде всего, видимо, мунда), а ряд идей и образов Д. м. восходит частично к протоинд. культуре Мохенджо-Даро и Хараппы.
Влияние индуист. миф. на дравид. народы началось задолго до н.э., но в наиболее ранних лит. памятниках Южный Индии, сборниках поэзии на тамильском яз. «Восемь антологий» и «Десять песен» (1 — 3 вв. н.э.) это влияние еще незначительно. В то же время эти сборники явл. ценным источ. сведений о миф. и религ. представлениях тамильского общества начала н.э. В это время Южный Индии была уже знакома государственность, но чрезвычайно сильны были идеалы родо-племенного строя. К тому же рядом с дравид. племенами существовали др. племена не дравид. и не арийск. происхождения. Чрезвычайной пестроте: соц., культурной, этнич. соответственно пестрая и запутанная картина местной миф. Из нее, однако, можно выделить ряд своеобразных дравид. миф. идей и понятий.
Характерной чертой Д. м. явл. отсутствие пантеона и развитых образов богов. В центре ее — представление о жизненной энергии, силе, которая может быть благой, проявл. в плодородии, процветании, в продолжении рода, а может иметь опасный, устрашающий хар- р. С этой силой были связаны различ. духи и неопредел. божества, которых, как правило, трудно умилостивить, мучающие, опасные. Поклонялись не только им, но и различ. объектам природы — растениям, водоемам и особенно горам и камням. Камни устанавливались на местах погребений, у оград домов, на полях битв — на месте гибели воинов. Камни, воплощавшие представления о различ. божествах и духах, помещались на спец. платформах, чаще всего под деревьями (этот обычай со-храняется и сейчас в сел. местностях).
В связи с человеком жизненная сила наиболее ярко проявл. как сакральная сила царя, предводителя племени, охранителя блага и безопасности подданых, и как сексуал. жен. энергия. Эта энергия, одновременно и благая, и разрушит., способная к накоплению и трате, метафорич. представляемая образом огня, обожествл. дравидами, что нашло отражение во взаимосвязан. культах богини целомудрия (Каннахи или Паттини), богини-матери, богини- покровительницы.
Богиня-мать известна у дравид. народов под мн. именами и в различ. ипостасях. Она предстает как грозная, кровожад. Коттравей, богиня войны и смерти, которая сливается затем с образом Дурги. Ее почитают на Малабаре под им. Бхагавати, а в р-не Мадуры — как богиню оспы и др. опасных болезней Мариямма. Богиня-покровительница предстает также в образе богини леса и растительности, а также в образах мн. местных богинь, опекающих селения и жителей.
Сыном Коттравей считается Муруган. Это бог войны, охоты, победы. Впослед. Муруган стал рассматр. как Сканда-Картикейя, сын Шивы. Также был инкорпорирован в индуизм в качестве Вишну Тирумаль, божество пастушеских племен.
Следует отметить широкое распростр. культа змей, которые ассоцииров. с дождем, плодородием, богатством и часто рассматр. как хранители домаш. очага. Др. почитаемым животным, культ которого чрезвыч. древен и связывает миф. дравидов с протоинд., был буйвол (сейчас культ буйвола ярче всего представлен у племени тода). Жертвоприноше-ние буйвола связано, видимо, с древ. земледельч. символикой и культом жен., материн. начала.
Процесс инкорпорации местных культов в индуизм и распростр. северный-инд. миф. на Ю., видимо, отражен в мифе об Агаттияре (Агастье), ведийском брахмане, принесшем Ю. язык и литературу. Этот процесс был вполне завершен к сер. 1-го тыс. н.э. Во всяком случае миф. отражением религ. и поэтич. движения бхакти у тамилов, начавш. в 6 — 7 вв. н.э., была вишнуитская и шиватская миф., опиравш. преиму-щественно на санскритские источ.: веды, эпос, пураны. В дальнейшем, однако, возникла самобытная тамильская пуранич. традиция, основанная на жизнеописании поэтов-бхактов, почитавш. на Ю. Индии в качестве святых.
В Д. м. существует также группа мифов и легенд, связанных с зарождением дравид. (точнее тамильской) образованности и поэтич. искусства. Часть их касается Агаттияра, часть — так называемый санги, давшей начало поэтич. тамильской традиции.

Нравится
Просмотров: 640