Выход за пределы физического тела

Выход за пределы физического тела
Эта история произошла в Канаде, и я лично оказался причастен к ней в результате собственного любопытства, касающегося шестого чувства. По просьбе лиц, причастных к этому событию, я изменил их имена.

В 1996 году я и три моих приятельницы жили в большом коммунальном доме в центральной части страны. В то время моя приятельница Йэл и я изучали прикладную медицину, Йонит изучала политологию, а Мишель - социальную работу. Незадолго до этого Йонит порвала со своим бойфрендом, отношения с которым у нее были болезненными и нездоровыми, благодаря чему она была негативно настроена по отношению ко всему мужскому полу в целом.

В нашей гостиной мы много обсуждали характер отношения Йонит к мужчинам. Мы пытались объяснить ей, что даже при том, что она была знакома с двумя или тремя парнями, стремившимися проявить над ней свою власть, далеко не все мужчины таковы. Йэл и я решили «просветить» Йонит с целью изменить ее мнение, которое проистекало из плохих отношений между ее родителями, и согласно которому все мужчины были опасными существами, норовящими причинить страдания. Мы объясняли ей, что из-за этой убежденности она привлекала к себе именно такой тип мужчин. Йонит скептически относилась к различным теориям, которые мы излагали, но согласилась ежедневно выполнять психологический практикум, который помог бы ей избавиться от стереотипов. Но нам с Йэл этого было мало. Мы были начеку, держали ухо востро и старались подыскать для Йонит «половинкуу», которая бы продемонстрировала ей лучшие стороны мужской натуры.

Во время одной из переменок девушка из нашего класса начала рассказывать нам о своем брате. Он был того же возраста, что и Йонит, и, по описаниям сестры, был чутким, очаровательным совершенно классным парнем. Когда его сестра упомянула, что в данный момент у него нет девушки, Йэл и я сразу поняли, что нам надо делать. На сестру парня история Йонит произвела глубокое впечатление, но она указала на одну сложность. Йонит не была склонна верить в духовную практику, а се брат Айлсн ежедневно занимался экстрасенсорикой. Однако Йэл и я отнеслись к этому с оптимизмом: возможно, благодаря Айлену, Йонит сможет раскрыться и избавиться от своего упорного скептицизма.

В тот вечер мы вернулись домой довольные, имея при себе телефон Айлена. Под натиском дружеских уговоров с трех сторон Йонит, наконец, сдалась и согласилась позвонить ему. Она сидела в кухне, и из гостиной нам было слышно, что она спокойно беседует с ним. Чувствуя, что мы не в силах сдержать свое любопытство, мы уселись перед телевизором, приглушив звук и стараясь уловить то, о чем говорится в кухне. Через пару часов мы начали жестами показывать Йонит, что, при всей симпатии и любви к ней, другим также нужно воспользоваться телефоном.

Когда она положила трубку, мы засыпали се вопросами типа: «Какой он, судя по разговору? Что он сказал?». Однако единственное, что она могла сообщить нам на тот момент, заключалось в том, что она только что разговаривала с одним из самых замечательных людей на свете. Впрочем, дальнейшие расспросы были бы излишними. Улыбка на ее лице говорила сама за себя.

На следующее утро Йонит встала раньше всех, что было необычно. Она была взволнована, даже несколько перевозбуждена. Стоило нам проснуться, как она буквально обрушила на нас лавину слов, точно еле дождалась момента, когда можно будет поделиться тем, что с ней случилось ночью:

«Я легла спать с улыбкой, взволнованная разговором с Айленом. Выполняя упражнения психологического тренинга, которые вы мне дали, я вспомнила эпизоды из жизни в доме родителей, что меня несколько расстроило. Чтобы отвлечься от неприятных воспоминаний, я стала припоминать подробности разговора с этим милым парнем, а затем уснула.

Примерно в три часа утра я проснулась со странным чувством. Было такое ощущение, что в комнате кто-то есть. Я укрылась с головой одеялом, пытаясь разобраться в природе этого странного ощущения. Я почувствовала, что кто-то подходит ко мне и садится на кровать рядом со мной. Ощущение было очень странным, но в то же время оно не было пугающим. Когда я преодолела естественный страх самого ощущения, можно было бы сказать, что мне стало приятно. Некоторое время я лежала в постели и не спала, а потом внезапно, как если бы кто-то выключил постоянно игравшую музыку, странное чувство исчезло. Я вновь погрузилась в глубокий сон и проснулась рано утром в прекрасном настроении. Я не знаю, что это было, но - не смейтесь, - думаю, что это был Айлен».

Йонит и сама была не меньше нашего удивлена тем, что она говорила. Мы не знали, что сказать. Она не могла объяснить, откуда к ней пришло это ощущение, как она почувствовала, что этой Айлен, и не понимала, как это могло произойти. Наконец, она добавила, что, возможно, она все это вообразила, потому что ей так хотелось встретиться с ним после их очень доверительного разговора. Она пыталась найти рациональные объяснения странным ощущениям, но ни одно из них не казалось убедительным.

Йэл и я не знали, что сказать. Во время первой перемены мы подошли к сестре Айлена. Поскольку мы знали, что она - особый человек, наделенный экстрасенсорными способностями, мы решили рассказать ей о происшествии, не упоминая, однако, о том, что Йонит подумала, что к ней приходил Айлен. Она внимательно выслушала нас. Вдруг она спросила: «Ну-ка, скажите, Йонит вчера не звонила Айлсну?». Мы закивали головами. Она серьезно посмотрела на нас и осторожно сказала: «В этом случае вполне возможно, что ночью ее посетил Айлен».

Когда вечером мы вернулись домой, Йонит вновь висела на телефоне. Однако я больше не мог сдерживаться. Говорила ли она с Айле-ном? Я спросил ее об этом, хотя и знал ответ сам. Она кивнула, и я выхватил телефонную трубку у нее из рук. «Привет, Айлен, я - приятель Йонит и твоей сестры. Йонит рассказала тебе о том, что чувствовала минувшей ночью?». Ионит постаралась приникнуть как можно ближе к трубке, а остальные девушки бросились к другому телефонному аппарату, чтобы не пропустить ни одного слова. «Нет, еще нет», - извиняющимся тоном сказал Айлен, словно ему точно было известно, что я имел в виду. «Айлен, я вынужден задать тебе несколько странный вопрос, - сказал я. - Возможно ли, что минувшей ночью ты "посетил" Йонит?». Айлен немного поколебался, а затем робко ответил: «Да. Она чувствовала себя неважно... вот я и решил немного приободрить ее...», - добавил он, словно оправдываясь. Я смотрел на Йонит. На ее лице застыло выражение некоторого недоверия, к которому примешивалось очевидное потрясение и радость от того, что он прошил к ней такое участие. «Откуда ему известно, как я себя чувствовала?» - прошептала она.

Тут в разговор вмешалась повисшая на другом телефоне Йэл. «Если ты действительно посещал ее прошлой ночью, - взволнованно спросила она, - то скажи, как выглядит ее комната? Ты можешь на описать ее?». «Да», - спокойно ответил Айлен. Ни один из нас не ожидал, что описание комнаты Йонит будет таким точным. Йонит, совершенно ошеломленная, с удивлением уставилась на меня. «Я ничего ему не рассказывал о твоей комнате, честное слово!» - шепнул я ей. Айлен описал, где именно стояла кровать, где - письменный стол, и даже упомянул, что в комнате был беспорядок. Он знал, где у нее стояла стойка для дисков, где стоял стереопроигрыватель, он описал особые полки для одежды, которые Йонит придумала сама, - полки, которые держались на красных кирпичах, кувшин, в котором красовались павлиньи перья, и большое зеркало на окне. Наконец, он поинтересовался, не сама ли Йонит вылепила две большие керамические статуи, которые стояли в углах ее комнаты. «Как тебе это удалось?» - взволнованно спросил его я. «Это... долгая история, - ответил он. - Я постараюсь ответить на твой вопрос, когда зайду к вам в гости».

Мы позволили Йонит продолжить беседу с ним. После разговора Йэл вновь и вновь спрашивала ее, не описывала ли она ему свою комнату во время их первого телефонного разговора, до тех пор, пока Йонит не вышла из себя и не рявкнула: «Вы все подслушивали весь мой разговор, так что же вы меня спрашиваете? Я ничего не понимаю, как и вы!». Однако при всем этом она была удивлена тем, что странное происшествие не отбило у нее желание общаться с парнем или не заставило ее бояться его, что естественная симпатия к нему никуда не делась.

Между Йонит и Айленом установились серьезные длительные отношения, которые помогли Йонит избавиться от всех предвзятых представлений о мужчинах, которые у нее были раньше. Впервые в жизни она встретила парня, который оказал ей полную поддержку и ничем ее не обидел. Мы тоже очень полюбили его и ценили за то, что он поддержал Йонит и за то, как он помог ей обратиться к вещам, о которых она раньше и слышать не желала. Я часто расспрашивал его о технике левитации, телепортации и астральных путешествий, которой он интуитивно владел с юных лет, и получил от него ценные сведения.

Нравится