Может ли ваш питомец предсказать будущее?

Однако вы также можете получить удивительные сообщения, в которых животное расскажет вам о себе, о своем прошлом, или о своей предыдущей жизни, а также о том, какие между вами были отношения в вашей прошлой жизни!

Недавно я побывал на одном фестивале и там получил невероятное ощущение общения с животными. Это был музыкальный фестиваль, одно из многих событий такого рода за последние годы, и я был очень расстроен и даже разгневан, когда узнал, что с животными на него не пускают. (Какой же это «экологический» и «природный» фестиваль, если лучшие друзья человека подвергаются на нем дискриминации и не допускаются на него?) После первого дня фестиваля я обратил внимание, что там было много собак, что они веселились и отлично проводили время. Мы немедленно решили вернуться и захватить с собой Кайю (поскольку она завоевала симпатии всех моих приятелей, которые стали скучать по ней). Разумеется, нам без труда удалось протащить ее на праздник. Она приехала на фестиваль днем. Так как фестиваль проводился на большой территории, а наш лагерь находился в гуще деревьев, я решил погулять с ней на поводке, чтобы она могла познакомиться с новым местом. Вечером нам надо было уходить из лагеря, чтобы попасть на концерт. Долгое время я не знал, как мне поступить. Я знал, что стоит Кайе услышать громкую музыку и увидеть, как люди танцуют, как она тут же начнет лаять и прыгать, - такой у нее способ привлекать к себе внимание и участвовать в увеселениях. Проблема заключается в том, что многие, увидев огромную бок-сершу, которая лает и скачет, не понимают в чем дело, и начинают вести себя несколько истерично... Я также понимал, что мне хочется потанцевать, и боялся, что если я подойду к танцплощадке, она потеряется в толпе и не будет знать, как ей попасть назад в лагерь. С тяжелым сердцем я подумал, что мне придется привязать ее к одному из деревьев рядом с палаткой. Однако когда я начал объяснять ей (словами, но с глубоким чувством), почему я собираюсь привязать ее, я получил четкое словесное послание: «Я хочу пойти с тобой. Не беспокойся. Поверь мне. Я знаю дорогу и понимаю, как ты хочешь, чтобы я себя вела. Возьми меня с собой, и ты увидишь, что беспокоиться не о чем. Поверь мне, тебе не надо держать меня на поводке». Послание было столь четким, что я не послушался друзей, которые знали, как она обычно вела себя, и просили меня оставить ее в лагере. Я взял ее с собой без поводка.

Когда мы пришли на представление, было темно, и мне стало не по себе. Тысячи людей танцевали, вели себя раскованно, пели, прыгали, да так, что это действительно требовало от Кайи добавить свой голос к всеобщему шуму. Но, к моему изумлению, она выглядела абсолютно спокойной. Я танцевал со своей подругой, а Кайя спокойненько сидела в сторонке, наблюдая за людьми. Я чувствовал, что музыка была слишком громкой для се чувствительных ушей. От возбуждения и незаметно для самих себя моя приятельница и я оказались ближе к сцене, и через несколько песен я вдруг вспомнил о Кайе. Я осмотрелся по сторонам - мы были в гуще танцующей толпы, и я никак не мог ее увидеть. Я заволновался и начал носиться по площадке. К своему ужасу, я не мог даже вспомнить, с какого места мы вышли на середину площадки! Вдруг я почувствовал, как нечто явно ведет меня в определенном направлении. Послание было столь мощным и ясным, что я без колебаний двинулся в этом направлении, пробираясь сквозь толпу танцующих людей. Через несколько минут я выбрался из давки и быстро пошел вперед. Пока я шел и оглядывался, стараясь разглядеть Кайю, я чуть не налетел на одного своего приятеля, который предпочел остаться в стороне и смотреть за происходящим с расстояния. Рядом с ним сидела спокойная, улыбающаяся Кайя, которая подняла голову и смотрела на меня, словно желая сказать: «Видишь, на меня можно было положиться! Ты слишком сильно беспокоишься. Все в порядке. Я себя контролирую».

В течение тех четырех дней, что мы провели вместе на природе, Кайя вновь и вновь показывала мне, что я могу доверять ей, и что она прекрасно знает, как о себе позаботиться. Конечно же, всякий раз, когда я сбивался с дороги и не мог найти нашего лагеря, мне достаточно было с чувством передать ей мысленное сообщение: «Кайя, мы не просто пошли прогуляться. Я пытаюсь найти наш лагерь, и у меня ничего не получается, поэтому я нервничаю. Помоги мне», - и она немедленно прекращала бегать вокруг и что-то вынюхивать, не обращала больше внимания на других собак, которые подходили обнюхать ее, и быстренько вела меня к лагерю.

На том фестивале произошло нечто, что я не могу объяснить и по сей день. В день, когда Кайя приехала на фестиваль, я гулял с ней, держа ее на поводке, чтобы она могла познакомиться с новым местом.

Мы выгуливали ее вместе с приятелем неподалеку от мест для зрителей, и он остановился, чтобы поболтать со своим старым знакомым. Я стоял с Кайей поодаль, чтобы не мешать, как мне казалось, очень личному разговору, но тут Кайя вдруг стала тянуть меня к киоску, где продавались хот-доги. Я чувствовал, что она голодна, и чутьем ощутил, хотя это не было столь уж «логично», что ей хочется съесть хот-дог. Поскольку я отношусь к ней как к своей хорошей приятельнице, а не как к принадлежащей мне собаке, я поступил так, как поступил бы в том случае, если бы кто-то из моих приятельниц попросил меня купить хот-дог, - встал в очередь. Однако через несколько секунд она вновь принялась тянуть меня, что было для нес нехарактерно. Я последовал за ней, и она привела меня на большую поляну за киоском, где люди сидели на табуретах за низенькими столиками, и ели хот-доги. Она не остановилась. Она все тащила и тащила меня по площадке. Когда она остановилась, и я с ней, кто-то заговорил со мной о красавице-собаке. И тут я посмотрел на Кайю. Она восседала на табурете за низеньким столиком. На столике лежала половинка булочки, начисто лишенная каких бы то ни было признаков кетчупа, горчицы или овощей, а на ней красовалась котлета. Две девушки, сидевшие на другом конце столика, в восторге вскричали: «Смотрите, смотрите, она вынимает котлету из булочки!». С некоторым трепетом я осведомился у них: «Чья эта булочка? Она ваша?», - но они и понятия не имели, чья она. На самом деле, они даже и не обратили внимания на нее. Кайя съела котлету и снова была готова идти дальше. До сего дня понятия не имею, каким образом она точно знала, куда именно идти, не оглядывалась по сторонам, не останавливалась у других столиков и не смотрела на тех, кто ел за столиками. Она просто знала наверняка, где ее ждет отличная закуска!

Нравится