Двуречье

Двуречье
Многие особенности аккадского искусства были свойственны памятникам северных районов и в более раннее время, в доаккадский период, что ясно чувствуется при сравнении ранне-династических скульптурных и рельефных памятников Севера и Юга6. Более стройные пропорции тел, более рельефная моделировка фигур на плоскости, большее тяготение к точному изображению животных — вот черты, которые характерны и для доаккадского времени (ср. подставку из Телль-Аграба, датируемую Н. Д. Флитт-нер первой половиной III тысячелетия до н. э.) . Определенную роль в выработке этих черт сыграли не только семитические, но и северомесопотамские несемитические слои населения, а также хурритские элементы (вполне возможно, что мотив «крылатого дракона», привнесенный в глиптику Двуречья в аккадский период, хурритского происхождения). Также очень существенно, что в северных районах есть камень и дерево, которых нет на юге, поэтому традиции тонкой, тщательной резьбы, умение работать с более твердым материалом (южношумерские печати сделаны исключительно из мягких пород камня и раковин, тогда как аккадцы применяют и халцедон, и горный хрусталь, и т. д.) и обусловили более высокие технические и художественные навыки, которые распространились и на юг. Но если мы отличаем какие-то технические и художественные приемы, более свойственные памятникам искусства северных районов, то мифологические и эпические образы, внесенные теперь в официальное искусство, — не семитские, а шумерские, хотя и переосмысленные на новый лад.

В целом на искусство аккадского периода наложили свой отпечаток как смешанный характер населения, так и появившиеся возможности для проникновения в новых условиях неканонических (в том числе и северных) мотивов в официальное искусство. Иллюстративный момент, который наблюдается в этот период в глиптике, свидетельствует о новом, если можно так выразиться, «светском» направлении в аккадском искусстве, о некотором расширении роли печати. В аккадское время мастер получает относительную свободу творчества и фантазии (результат борьбы со жреческими канонами), а заказчик тем самым— возможность удовлетворить свои вкусы. Конечно, религиозно-магический смысл изображения не утрачен и в аккадский период: печать прежде всего амулет. Гильгамеш потому и начинает изображаться на печатях этого времени, что прошел достаточно длительный срок, память о конкретном историческом лице стерлась, и этот образ воспринимается уже как легендарный. Возможно, он начинает играть для аккадцев такую же роль, что и отдаленные предки-скотоводы для шумерийцев в раннединастический период; возможно, что именно в аккадское время Гильгамеш причисляется к семи мудрецам, изображения которых встречаются в аккадской глиптике.

Большинство печатей, изображения которых наводят на мысль об иллюстрациях к эпосу о Гильгамеше, снабжены надписью, разделяющей пары сражающихся, т. е. индивидуализированы. Интересно, что эти печати принадлежали главным образом должностным лицам :

№ 162. Дуг-бузур-пала, надсмотрщик (надзиратель) над мойщиками белья (nu-banda aslag).
№ 164. Урша, писец.

№ 165. Уркун, жрец.

№ 166. Лугальанни, писец и т. д.

Надписи имеются на многих других печатях аккадского времени, и почти повсюду это должностные лица.

Выбор лиц — владельцев печатей не случаен: писец, надзиратель, жрец и т. д. Надписи на печатях встречались и в раннедина-стическое время, но в аккадский период их число значительно возрастает. Возможно, новый круг должностных лиц, всплывших на поверхность вместе с правителем не царского рода, стремится подчеркнуть свою значительность. Заказываются новые, личные печати, с индивидуализированным изображением, с текстом, где указывается имя владельца и подчеркивается занимаемая должность. Явление это недолговечно, так как в последующий период, во время правления III династии Ура, все мифологические и фольклорные сцены исчезают из глиптики и заменяются сценами адорации, а надписи прибретают несколько иной характер: подчеркивается зависимость от царя (такой-то, слуга такого-то), родство (такой-то, сын или брат такого-то) или просто пишутся имена богов (Син, Адад, Шамаш и Айя).

Итак, взаимоотношения шумерской и семитской культур — это не влияние цивилизованных шумерийцев на семитов и не смена одной культуры другой, с полным подчинением шумерийцев захватчикам-семитам с преобладанием и распространением аккадской культуры. Скорее можно говорить о двух этапах в искусстве, языке и литературе Двуречья.
10 Время III династии Ура — победа деспотизма и бюрократизма Уделяется большое значение идеологическому обоснованию царской власти, создается единый пантеон, единая религиозная система Художник-ремесленник в этих условиях — работник царско-храмового хозяйства, поэтому понятно, что он выполняет лишь те сцены, которые соответствуют официальным религиозным идеям, диктуются жречеством и царским двором Но интересно, что в последующий, старовавилонский период в глиптике появляются многие сюжеты и темы аккадского времени, в частности возрождается «фриз сражающихся», конечно, значительно трансформированный. Не значит ли это, что эти традиции существовали подспудно и в период III династии Ура?

Нравится