Мир мифологии и фольклора

Мир мифологии и фольклора представлен аккадскими резчиками зримо и образно. Свойственный этим художникам повествовательный характер изображения часто позволяет точно определить функции персонажа: божество растительности, солнечное, водное божество и т. д.

Одни из наиболее излюбленных изображений аккадского времени — сцены, изображающие птицечеловека в окружении божеств и людей. На всех этих печатях происходит какой-то суд над птицечеловеком. Или его, связанного, ведут существа божественного происхождения (судя по головным «рогатым» уборам) к сидящему на троне Энки-Эа, которого мы узнаем по двум струям воды, льющимся из боков божества, с плещущимися в них рыбами. Или (в одном случае) его тащат, подвешенного вниз головой к дереву, вырванному с корнем. На другой печати (№ 6587, Эрмитажное собрание) мы тоже, видимо, встречаем суд богов, но уже над другим чудовищем, с львиной головой. В роли судьи выступает солнечный бог — Шамаш (шумерский Уту), которого мы опять-таки определяем по лучам, идущим от плеч божества. Еще на одной аккадской печати изображен бой какого-то героя с многоголовой гидрой. Четыре головы из семи уже безжизненно падают вниз, а три еще подняты и готовы сражаться.

Много сцен, изображающих божества растительности и земледельческие божества. Богиня с веткой в руке на горе-троне, боги с плугом, с ветками, растущими прямо из тела, и т. д. — популярная тема аккадской глиптики.

«Фриз сражающихся» раннединастического времени как бы растворяется среди этих разнообразных сцен и уже не выглядит центральным, преобладающим мотивом изображений; к тому же он значительно видоизменяется.

Э. Порада считает, что эти изменения происходят постепенно, хотя и за очень короткий срок, и намечает три последовательные стадии развития композиции (без определения точных хронологических границ):

1) связанные, соединенные группы;

2) отдельные группы;

3) две пары сражающихся.

Первая группа представляет собой переход от раннединастического к аккадскому стилю. Группа, характерная для раннединастического времени, несколько упорядочена: главный герой помещен в центр композиции и держит двух газелей (или каких-либо других травоядных животных), на каждую из которых нападает по льву.

Для второй группы характерно, что непрерывность раннединастического фриза разбивается, и сражающиеся группируются в пары. На одной печати обычно помещаются три (реже две) пары.

В третьей группе уже почти всегда остаются две пары сражающихся, и композиция стремится к геральдике: она как бы уравновешивается центральной надписью или каким-либо мотивом, организующим пространство (чаще всего деревом) .

Э. Порада, таким образом, рассматривает только стилистические и композиционные изменения, и действительно, первое впечатление таково, что перед нами последовательное совершенствование старой композиции и поиски новой: сложное переплетение фигур раннединастического фриза постепенно упрощается, разделяется и в конце концов завершается лаконичной геральдической композицией.

Однако явление это — более сложное, так как наряду с композиционными изменениями можно наметить ряд перемен смыслового характера.

А. Мортгат обращает внимание на существенное обстоятельство — в аккадский период зубр и бык заменяются буйволом (Wasserbuffel, Arnibuffel), и с заменой одних животных другими как будто бы меняется смысл сцены: речь идет уже о борьбе с буйволом, а не о защите животных .

Еще более детально, как уже говорилось, исследовал аккадские печати Бёмер. Он выделил в аккадское время три подперио-да и в каждом исследовал главные иконографические типажи. Эти типажи те же, что ж в раннединастическое время, но выглядят они иначе, на что обращали уже внимание и другие исследователи. Бёмер насчитывает в аккадское время пять иконографических типажей, три из которых появляются впервые. Кроме известного нам нагого героя в фас, это разнообразные варианты героя в профиль: герой в горской обуви, герой в коническом берете, герой в платке и т. д.

Но для нас гораздо важнее проследить изменение самой темы, самого сюжета. С этой точки зрения для нас очень важно наблюдение Н. Д. Флиттнер, которая заметила, что на шумерских печатях преобладает тема охраны, защиты мирных животных от хищников. «В аккадском искусстве, наоборот, эта вторая тема почти совершенно выпадает, и на первый план выдвигается мотив борьбы, подчеркивающий удаль и физическую мощь излюбленных героев эпоса».

Действительно, функционально мы можем разделить «фриз сражающихся» аккадского времени на две группы.

Группа первая — это почти неизменившийся «фриз сражающихся» раннединастического времени, может быть уже менее понятный в середине III тысячелетия до н. э. Так, бык-андрокефал иногда изображается в профиль и начинает сражаться с героем, прежде защищавшим его. Но в основном персонажи раннединастического времени в этой группе печатей сохраняют свои функции и, видимо, воспринимаются примерно так же, как и в раннедина-стическое время.

Группа вторая — это те сюжеты, основным содержанием которых становится уже не защита, а борьба. Кто же с кем борется и для чего?

На одной стороне это:
1. Известный нам уже по раннединастической глиптике герой в одежде, берете, лицом в профиль.

2. Герой с локонами, лицом в фас.

3. Человекобык.

Противниками перечисленных лиц являются:

1. Лев или два льва (если героев двое), но никогда не леопард, как это встречалось на раннединастических печатях.

2. Буйвол с огромными рогами, всегда изображающийся в профиль (Wasserbuffel — «водяной буйвол» — Bos bubalus, арни; ср. у Мортгата).

3. Изредка бык-андрокефал.

Газелей и прочих домашних животных на печатях этой группы нет.
Нередко с одним буйволом или одним львом на печатях сражаются двое — герой с локонами, лицом в фас, и человекобык. Иногда человекобык выступает в союзе с героем, стоящим лицом в профиль, но никогда на печатях этой группы герой, лицом в профиль, не объединяется с мужчиной, повернутым в фас. Зато очень часто если изображен герой, лицом в профиль, и человекобык, то последний также поворачивается в профиль. Можно предположить, что человекобык и герой, лицом в фас, — разные персонажи, а герой, лицом в фас, и герой, лицом в профиль, — разные изображения одного и того же персонажа, подобные изображениям человекобыка и в фас и в профиль. Функции обоих мужчин (в фас и в профиль) одинаковы — борьба с буйволом или львом.

Нравится