Аккадская Глиптика

В конце раннединастического периода борьба отдельных городов-государств и правителей за гегемонию в стране становится особенно острой. Борьба эта, по существу не прекращавшаяся весь раннединастический период, вызывалась стремлением уничтожить соседа и в конечном счете должна была решить важнейший для страны вопрос — создание единого, централизованного государства, создание единой ирригационной системы. Это была единственная мера, которая могла бы обеспечить более или менее постоянное плодородие страны. Историческая обстановка сложилась таким образом, что измотанные частыми усобицами шумерские правители оказались не в силах взять на себя выполнение этой ответственной миссии, и первым объединителем Шумера стал аккадец-семит, человек не царского рода, Шаррукин — Саргон Древний.

Время правления северной, Аккадской династии — аккадский период в истории Двуречья — занимает промежуток около 200— 250 лет (XXIV—XXII вв. до н. э.), а собственно «аккадское время», т. е. время, когда только аккадские цари были подлинными владыками шумерского юга, — и того менее. Но этот непродолжительный промежуток времени оказался до такой степени насыщен важнейшими социальными переменами, ознаменован такими крупными политическими событиями, что по праву считается одним из сложнейших периодов истории Двуречья.

Два обстоятельства мы должны считать наиболее существенными для формирования идеологии того времени.

1. Возвращение к системе легковооруженного войска периода Джемдет-Наср. Раннединастическое войско, основу которого составляли тяжеловооруженные воины с дорогостоящим вооружением, было тяжеловесным и негибким инструментом и являлось к тому же недемократичной организацией, так как немногие могли обеспечить себе это вооружение.

Легковооруженная пехота, действующая рассыпным строем, _ должна была быть необычайно многочисленной, чтобы иметь возможность сражаться с тяжеловооруженными шумерскими отрядами Саргон добивается увеличения численности своего войска путем привлечения в войско неимущих свободных, создав таким образом что-то вроде народного ополчения. На историческую арену выдвигаются люди из массы свободных, что способствует в какой-то мере росту самосознания народа.

2. Вторым мероприятием Саргона, которым воспользовались и его преемники, была, там где это возможно, замена наследственной знати чиновниками, назначенными самим царем Это был вернейший способ борьбы со знатью, сильной своими связями, местной традицией и все время стремившейся отделиться и самоутвердиться «Это был период, когда рядовой писец мог стать правителем (как Лугальушумгаль, энси Лагаша), а простой слуга — царем и полководцем ..»

Даже если история воцарения Саргона окажется всего лишь легендой, то и тогда она в высшей степени характерна для понимания сущности изменений, происшедших в аккадское время, как их восприняли современники.

Борьба со знатью, естественно, включала борьбу и с местными культами И хотя Саргон, прекрасно сознавая, насколько важна для него поддержка жречества, был очень осторожен, все же в какой то мере жреческие традиции были нарушены. В искусство проникают фольклорные темы, наблюдается процесс своеобразной «эпизации» всего творчества.

И аккадский рельеф, и немногочисленные дошедшие до нас образцы скульптуры, и прекрасные памятники аккадской глиптики позволяют отметить ряд устойчивых и характерных черт, свойственных именно творчеству аккадского времени: отказ от искусственной ритмизации и стилизации, динамичность композиций (главным образом, в рельефе), правильная передача пропорций человеческого тела, прекрасно моделированного, интерес к отдельной личности вплоть до привнесения портретных черт (см. скульптурную «Голову Саргона» из Ниневии (рис.. 36), алебастровую «Голову семита» из Адаба и т. д.).

По вавилонской традиции, Саргон был приемным сыном водоноса или мираба и любовь богини Иштар сделала его царем В «Царском списке» указывается что Саргон был чашеносцем кишского правителя Ур-Забабы В других текстах подчеркивается, что он не знал отца (abu su ul idi) или указывается имя его отца — Лаипум ('), эю человек явно не правительского рода «Ввиду такой настойчивой традиции, — пишет И М Дьяконов,—мы едва ли вправе сомневаться в том что либо Саргон действительно вышел из народа (собственно из членов персонала царско храмового хозяйства), либо что в его деятельности или окружении было нечто, позволившее создаться такому мнению о нем».

Так, Саргон и его преемники очень озабочены, чтобы жреческая знать поддерживала их, с этой целью они идут на ряд уступок в пользу храмов, Саргон делает свою дочь верховной жрицей Ура и дает ей традиционное шумерское имя.

Поскольку памятники глиптики дают наиболее полный и многочисленный материал, характеризующий искусство Двуречья, то это своеобразие аккадского искусства и как будто бы несколько иной подход к изображаемому нагляднее всего можно проследить именно в глиптике.

Для аккадских печатей прежде всего характерно стремление к продуманным композициям. В аккадское время они предельно лаконичны и закончены и кажутся особенно смелыми и свободными по сравнению с изображениями предыдущего времени. Пространство не загромождается лишними деталями, все чаще появляется надпись, которая становится центром композиции, делая ее геральдической. По сравнению со стремительными, непрерывно движущимися изображениями раннединастического времени аккадские композиции более статичны, но сами фигуры, хотя и не движутся в пространстве, находятся в динамике, в действии, и этот контраст — одно из лучших' достижений изобразительного искусства аккадского времени (табл. XIV—XXIV).

Прекрасная моделировка фигур, точная передача деталей помогают резчику добиться впечатления реальности в изображении самого фантастического существа. Как будто резчик твердо верил и прекрасно знал, как должен выглядеть, скажем, сказочный пти-цечеловек, или крылатый дракон, или семиголовая гидра.

Но, пожалуй, еще больше, чем композиционные и пластические удачи аккадских резчиков, удивляет новый выбор тем, разнообразие сюжетов.

Нравится