Эпические песни о Гильгамеше

Эпические песни о Гильгамеше
До нас дошло пять шумерских сказаний о герое Гильгамеше, которые принято называть эпическими песнями. Две из них недоступны для изучения: это песня о Гильгамеше и небесном быке, до сих пор не изданная, за исключением маленького отрывка, и так называемая песня о смерти Гильгамеша, от которой до нас дошли лишь небольшие фрагменты. Остаются три памятника, условно называемые:

1. «Гильгамеш и Ага».

2. Гильгамеш, Энкиду и подземный мир»: 1-я часть песни — «Гильгамеш и дерево huluppu».

3. «Гильгамеш и гора живого».

«Гильгамеш и Ага»


Песня рассказывает о борьбе Гильгамеша, владыки города Урука, с правителем города Киша Агой. Начинается она с того, что
Послы Аги, сына Энмебарагеси,
Из Киша в Урук к Гильгамешу явились.
Гильгамеш перед старейшинами города своего
Слово держит, слова их ищет.
«Чтобы нам колодцы вырыть, все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!»
Собрание старцев города Урука
Гильгамешу отвечает:
«Чтобы нам колодцы вырыть, все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главу склоним, Киш оружием не сразим!»
Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
На Инанну он надеется,
Слова старцев не принял сердцем,


Работать над этим отрывком невозможно, так как он издан без автографии и содержит много ошибок. Тем не менее, судя по опубликованному отрывку, шумерский вариант очень близок 6-й главе аккадского эпоса — рассказу о битве Гильгамеша и Энкиду с небесным быком.

И второй раз Гильгамеш, жрец Кулаба,
Перед мужами своего города слово говорит, слова их ищет.
Воины считают, что надо воевать, и «не прошло и пяти дней, не прошло десяти дней, Ага, сын Энмебарагеси (со своим войском) окружил Урук» (судя по контексту, он, возможно, приплыл в Урук на ладьях).

Гильгамеш собирает совет и предлагает самому храброму отправиться к Are. Вызывается Гиришхуртурра. Как только он выходит из городских ворот, его хватают воины Аги и начинают истязать. В это время на городскую стену подымается один из приближенных Гильгамеша, и Ага спрашивает Гиришхуртурру, не сам ли это Гильгамеш. Нет, отвечает Гиришхуртурра:

Муж сей — не вождь мой! Ибо вождь мой — воистину муж! Чело его грозно, воистину так! Гнев тура в очах, воистину так! Борода — лазурит, воистину так! Милость в пальцах, воистину так!

Появление одного из приближенных Гильгамеша не производит впечатления на окружающих. После него на стену поднимается сам Гильгамеш:

На малых и старых Кулаба пало его сияние, Воины Урука схватились за оружие свое боевое, У ворот городских и в проулочках встали.

Ага задает Гиришхуртурре тот же вопрос и слышит ответ:

«Этот муж — мой господин, Воистину так!»

Гильгамеш повергает толпы, сокрушает вражеское войско и берет Агу в плен. Кончается песнь хвалой Гильгамешу.

Мощной стены, коснувшейся грозных круч,
Могучего города, достигшего небесных туч,
Ты хранитель, военный вождь-предводитель — ты!
Ты воитель, Аном любимый князь! ..
О Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Хороша хвалебная песнь тебе!


Рассказ о событиях, важных для истории Урука, изложен сжато и лаконично. В нем не так много свойственных другим шумерским сказаниям повторов. Развернутое описание событий почти отсутствует, за исключением начала и разговора Аги с Гиришхуртуррой.
Совершенно иначе скомпонованы две другие песни о Гильгамеше.

«Гильгамеш и дерево huluppu»

Когда небеса отошли от земли, вот когда,
Когда земля отошла от небес, вот когда,
Когда семя человечества зародилось, вот когда,
Когда АН забрал себе небо, вот когда,
А Энлиль забрал себе землю, вот когда,
Когда Эрешкигаль 4 подарили Куру 6, вот когда...
Когда он поплыл; когда он поплыл,
Когда Отецб в подземный мир поплыл,
Когда Энки в подземный мир поплыл,
Вместе с владыкой «малые» полетели,
Вместе с Энки «великие» полетели...
Нашу — эти «малые» были
Назигаудда — эти «великие» были...
Нос ладьи царевой, Как волк, вода пожирает, В корму ладьи Энки, Словно лев, вода бьется...
Было в те дни одно дерево,
Одно дерево было.
Росло дерево у чистого Евфрата,
Питала дерево вода Евфрата.
Евфрат подмыл корни,
Налетел ветер, сбил верхушку, вырвал корни.
Шла Женщина 8, почитающая слова Ана,
Почитающая слова Энлиля шла,
Вырыла дерево, в Урук принесла.
«В сад плодовый Инанпы светлой внесу его»...
Растила она дерево, у ног посадила.


Пояснения

1. Здесь дается литературный перевод отрывка поэмы. Издания текста см.: .
2. Эрешкигаль — царица подземного царства (буквальный перевод имени — «Владычица большой земли»); очевидно, стала ею после описываемых в поэме событий.
3. Подземный мир в этом тексте называется Кур. Возможно, в период, когда создавалась поэма, Кур воспринимается не только как место, но и как персонифицированное начало, может быть, как какое-то чудовище вроде дракона .
4. «Нашу» и «Назигаудда» — непонятные каменные предметы (?) или существа, по-видимому, какие-то амулеты, или демоны подземного мира.
5. «Женщина» — в шумерских эпических песнях частый эпитет богини любви Инанны.

«Когда поставлю священный трон и буду сидеть на нем?» — вопрошала.
... Прошло пять лет, десять лет прошло,
Выросло дерево, но кору его нельзя срезать.
В его корнях змея, что не знает заклятья, устроила змея себе гнездо,
В ветвях его птица Анзуд 9 поселила своего птенца,
В сердцевине его дева Лилит 10 построила себе жилище,
Дева зовущая, радующая сердца...
Светлая Инанна горько плачет...
С наступлением дня, при восходе солнца,
Когда птицы, встречая восход, щебечут,
Светлая Инанна зовет Гильгамеша.
Рассказала брату все, как было.
Герой Гильгамеш словам ее внемлет.
Пояс (?) весом в пятьдесят мин с чресел сбросил,
Тот, что весил пятьдесят мин, сбросил, а весом в тридцать сиклей надел и.
Бронзовый топор, свой дорожный топор,
Весом в семь талантов и семь мин, берет он.
Поразил он змею средь корней, змею, не знающую заклятья,
Схватил птенца Анзуд-птицы
И швырнул его в горы.
Разорил жилище Лилит,
И бежала дева в пустыню.
Дерево он вырвал'с корнем, отсек он дерева ствол.
Жители его города, что с ним были, срезали ветви.
И светлой Инанне для ложа ее ствол отдает,
Для трона ее преподносит.
А из остатков корней себе сделал pukku,
Из остатков ветвей mikku 13 сделал себе.


Пояснения:

1. «Pukku» и «mikku» — загадочные предметы магического характера, точное значение которых неясно. Смит считает, что это были музыкальные инструменты, скорее всего духовые ; Крамер предполагает, что это — барабан и барабанные палочки.
2. Вторая часть песни «Гильгамеш и дерево huluppu» в аккадском переводе была присоединена к эпосу о Гильгамеше и составляет XII таблицу эпоса. Она переведена на русский язык И. М. Дьяконовым , и я пользуюсь его переводом.

Дальнейшие события развиваются следующим образом: Загадочные pukku и mikku проваливаются в подземный мир, и Гильгамеш сетует об их пропаже. Энкиду вызывается спуститься под землю и достать исчезнувшие предметы. Гильгамеш дает своему слуге наставления перед тяжелой дорогой — Энкиду не должен нарушать определенных запретов, иначе он не сможет вернуться обратно. Запреты эти следующие:

1. Не облачаться в чистую одежду. Иначе выяснится, что он чужестранец.
2. Не умащаться елеем. Иначе умершие соберутся на запах.
3. Не бросать на землю дротик. Ибо те, кто убиты дротиком, окружат его.
4. Не держать в руке посоха. Иначе привиденья одолеют его заклятьями.
5. Не надевать на ноги сандалий. Он не должен производить шума в преисподней.
6. Не целовать любимой (при жизни) жены.
7. Не бить ненавидимой жены.
8. Не целовать любимого ребенка.
9. Не бить нелюбимого ребенка. Иначе его объемлет жалоба Земли.

Энкиду, однако, нарушает все эти запреты, и, когда он собирается покинуть преисподнюю, он не может оттуда выйти:

.. .Намтар его не держит, демон его не держит,
Страж Нергала беспощадный его не держит — Земля его держит.
Там, где бьются мужи, он не пал — Земля его держит.
Тут идет сын Нинсун, об Энкиду, рабе своем, плачет.


Сын Нинсун, т. е. Гильгамеш, с плачем отправляется в Экур, храм Энлиля, и рассказывает о своем горе. Но Энлиль ему не отвечает. Та же сцепа происходит перед храмом Сина и храмом Эа (Энки), и лишь последний согласен помочь Гильгамешу. Но как? Энкиду уже не вернется на землю. Единственное, что можно, это попросить властителя подземного царства Нергала открыть в земле отверстие и разрешить душе Энкиду побеседовать с Гильгаме-шем. Как только Нергал открывает отверстие:

.. .Дух Энкиду из земли, как ветер, вышел. Обнявшись, они уселись вместе, Стали совещаться, беседовать стали.

Гильгамеш хочет знать закон земли, но Энкиду отказывается его сообщить — слишком печальна участь умершего. Гильгамеш, однако, настаивает, и Энкиду дает ему горестный ответ:

... Друг мой, тело мое, которого ты касался,— ... Как старое платье едят его черви...

Далее Энкиду сообщает Гильгамешу о судьбе, постигающей людей после смерти. Она различна: наиболее благополучная участь ожидает людей, оставивших после себя большое потомство, а также воинов, павших в сражении. Хуже всего приходится людям, погибшим при несчастных случаях и похороненным без погребальных обрядов.
Так заканчивается песня.

Ясно видно, что по содержанию она делится на несколько частей, внешне как будто бы почти не связанных между собой и имеющих как бы самостоятельное значение каждая. С нашей точки зрения, таких частей четыре и мы рассотрим их вследующих статьях.

Нравится