Животные в мифах

Животные в мифах
Животные — козы, газели, олени и т. д. — всегда изображены в профиль, что позволяет художнику лучше подчеркнуть характерные внешние признаки. Первыми фасными изображениями животных в раннединастической шумерской глиптике являются изображения льва — художник изображает его таким образом, что мы смотрим на него как бы сверху.

Почти одновременно или чуть позже появляются и фасные изображения человека с чертами лица, проработанными более детально, чем до этих пор («герой лицом в фас»), а также и быка с «человеческим лицом». Характерно, что во всех трех случаях передачи фаса (лев, человек, бык-зубр) брови, глазные впадины и нос трактованы у всех трех персонажей совершенно одинаково. И если бы не специфически удлиненная линия морды льва, а также пышная грива, обрамляющая голову, пожалуй, и это изображение можно было бы принять за изображение льва с «человеческим лицом». Сложнее обстоит дело с бычьей мордой. Эти изображения по своей манере и примитивности напоминают детские рисунки больше, чем остальные фигуры. Причина, видимо, в том, что широкая треугольная морда быка при условной, схематичной передаче становится похожей на лицо человека и только пририсованные бычьи рога и уши дают возможность отличить изображение бычьей морды от изображений человеческого лица.

Точно так же пририсованы эти рога и уши к «человеческим лицам» раннединастических изображений быков-зубров. В раннединастическое время не встречено ни одного изображения этого животного, где бы можно было увидеть его с «человеческим лицом» в профиль. Поэтому нам кажется весьма вероятным, что первые изображения быка с «человеческим лицом» были не чем иным, как попыткой перейти к фасному изображению животного, и первоначально оно мыслилось не как фантастическое существо, но как реальный образ быка-зубра16. Густая, часто «двух-» или «трехъярусная» борода, возможно, передавала шерсть бородки и бахромы подгрудка. К тому же борода животного — еще не признак его антропоморфности. Так, у великолепно выполненных быков из Ура мы также видим длинные бороды, а приделаны они (как сообщили мне специалисты-зоологи) к мордам туров (Bos primigenius), причем все особенности этой породы переданы очень точно.

Брейль также обращает внимание на то, что головы бизонов (т. е. зубров), воспроизведенные в профиль на стенах пещеры в Альтамире, очень напоминают насупленный бородатый профиль человека; несмотря на это, перед нами головы животных.

Дополнительные аксессуары — символы и украшения в виде розетки, полумесяца и т. д. — могут говорить лишь о том, что этот образ, возможно, воспринимался иногда и как мифологический или священный. И обыкновенные быки, без каких-либо антропоморфных признаков, имели украшения и символы (ср. жертвенных бычков с полумесяцем во лбу на росписях дворца в Мари).

Мнение Франкфорта, что раннединастический период — время создания смешанных существ, также надлежит уточнить. Ранне-династический период, скорее, время стилизации и условной манеры изображения. Сложные фантастические существа создавались и в предшествующие периоды (ср. змеиноголовых драконов времени Джемдет-Наср). К тому же любая, самая чудовищная фантазия уходит корнями в совершенно реальные и конкретные образы, все фантастические существа составлены из частей подлинных животных ассоциативным путем (длинный извивающийся хвост часто кончается змеиной головой, изогнутая шея — длинным клювом и т. д.).

Поэтому естественно предположить, что сходство бычьей морды с человеческим лицом в конце концов и натолкнуло художника на создание такого смешанного чудовища, как бык-андрокефал, — бык-андрокефал действительно появляется на печатях, но значительно позже, лет через двести-триста, т. е. в аккадское время.

Остальные персонажи «фриза сражающихся» — это козлы, олени, газели и т. д., т. е. разнообразные беззащитные животные, а также хищники — львы и леопарды.

В аккадское время мы действительно видим быков с явно человеческими головами, изображенными в профиль. Но это уже полностью фантастический образ, без какого-либо намека на вид животного, с явно приделанной условной бородкой. Аккадский период, пожалуй, более чем какой-либо, другой, можно назвать временем изобретения смешанных существ, поэтому в появлении такого быка нет ничего удивительного. С другой стороны, эти изображения, видимо, объясняются искаженным, неправильным восприятием раннединастического «фриза сражающихся», который через двести лет уже стал непонятен. Если изображение дикого зубра, на которого нападает лев, среди других диких животных и оправдано по смыслу, то в аккадское время перед нами — другая композиция: два быка, повернутые друг к другу мордами (оба в профиль), и двое мужчин, которые держат быков. Это потерявшее смысл воспроизведение раннединастического «фриза сражающихся», уже непонятного аккадцам. Печатей с такими изображениями мало, и они, как правило, выполнены грубо и небрежно (очень вероятно, что все они — периферийные). Также очень возможно, что существенную роль в антропоморфизации этого животного сыграло то обстоятельство, что зубры к этому времени уже вымерли.

Нравится